АКТ И потенция (действительность и возможность), категории философии Аристотеля, воспринятые томизмом; акт ("энергия") - деятельное осуществление чего-либо; потенция - сила, способность к такому осуществлению.

Философское учение Аристотеля Философия

Ошибка Платона, по Аристотелю, в том, что он оторвал "мир идей" от реального мира и рассматривал "чистые идеи" вне всякой связи с окружающей действительностью, которая имеет и свои собст­венные характеристики - протяженность, покой, движение и др.

Т.о., становление оказывается возможным как переход от первого ко второму. — действительность и возможность) — важнейшие категории философии Аристотеля, воспринятые томизмом. действительность, содержащая полное осуществление всех возможностей, — «ум» (нус), в схоластике — Бог. Аристотель разрешил это противоречие, разделив «бытие» на «потенциальное» и «актуальное». невозможно: в первом случае сущее уже есть, а во втором его и не м.б., поск. Следно, возникновение, или становление, вообще невозможно, а чувственный мир — это небытие. Аристотелю, материя есть чистая потенциальность, а форма, эйдос — актуальность (энергия, или энтелехия) вещи. Оно было решением одной из апорий элейской шк., согласно к-рой сущее может возникнуть либо из сущего, либо из не-сущего, но и то и др. О дальнейшем развитии концепции акта и потенции см. Но в отличие от аристотелевско-томистской традиции Дунс Скот считал материю не чистой потенцией, а некоторой действительной вещью (aliqua res actu; De rer. У Николая Кузанского активные потенции вещей имеют основания в потенциях, которые имеют в Боге действительное бытие как идеи: ничто не может возникнуть, не имея действительного бытия в уме Бога. о., в Боге возможность равна бытию (posse = est), что выражается неологизмом possest («О возможности-бытии»), Николай Кузанский также оспаривает идею материи как пассивной потенции, существующей наряду с божественной потенцией, и полагает ее как часть идеи сотворенного в Боге (Об ученом незнании), в отличие от Фомы Аквинского, различавшего идеальную потенцию еще не сотворенного в Боге и материальную потенцию еще не сущего в сотворенной вещи. также Энергия), важнейшие понятия философии Аристотеля. Дунс Скот сохранял различие акта как субстанциальной формы (actus primus, actus simpliciter) и акта как деятельности (actus secundus), а также различие активной и пассивной потенции; акт как определенность и потенция как определимость соответствовали форме и материи. Он также отрицал, что сущим можно считать только потенциальное, и полагал различие между актуальным и потенциальным в сфере логики (Summa totius loqicae l, 38). В противовес концепции гилеморфизма, согласно которой все сущее состоит из формы (как акта) и материи (как потенции), он выдвигает учение о том, что высшие интеллигенции состоят из формы, имеющей примесь потенциальности, и из актуализирующего ее акта существования. Душа относится к интеллекту и воле как к различным потенциям в реальном единстве сущего, подобно тому, как сущее относится к трансцеиденталиям (единству, истине и благу). Оккам также не считал материю чистой потенцией, так как в ней наличествует форма телесности. М., 1980; Soulhe Etude sur le tenne dynamis dans les dialogues de Platon. Последнюю он решал посредством различения активной потенции (как оппозиции акту-потенции), присущей Богу в высшей степени, и пассивной потенции (как оппозиции акту-форме). Наиболее новаторски Фома использует понятия акта и потенции, обсуждая проблему соотношения сущности и сущего («О сущем и сущности», IV). Отличие творения от Бога Дунс Скот полагал не в наличии потенции, а в несовершенстве творения как составного или объединенного с чем-то другим, в то время как Бог, будучи бесконечным, сущностно прост. и П.: «потенцией можно обладать только при акте», «тот, кто не строит дом в действительности, не обладает возможностью его строить» (по свидетельству Аристотеля - Метафизика 1046 b 29). «Сентенций», 3, 4, 2; О Духе Творящем, 1 и др.) и проблему существования потенций в Боге («Сумма против язычников», 1, 1, 6 и 7; «Сумма теологии», 1, 25,1 и 2; «О потенции», 1,1 и др.). Поскольку сущность Бога он усматривал прежде всего в воле, а не в разуме, то он считал, что Бог может сотворить невозможное, ибо потенция его абсолютна (potentia absoluta); будучи благой, воля Бога творит самое разумное. Следовательно, «возникновение», или «становление», вообще невозможно, и чувств, мир должен быть отнесен к царству «небытия Аристотель решает эту «апорию древних» двояко (см. 191а 23 sqq.): l) введением понятия акциденталь-ного небытия, или «отсутствия» формы; 2) семантич. В отличие от Аристотеля, мегарская школа отождествляла А. было усвоено неоплатонизмом (одноименный трактат Плотина "Эннеады" 11, 5), в дальнейшем ср.-век. Фома рассматривал соотношение потенций души и ее сущности (Комментарий на 1 кн. Untersuehunqen am Werk des Aristoteles zur Problerngeschichte von Moglichkeit und Wirklichkeit, Meisenheim am Glan, 1959; Peters E. явилось ответом на апорию элейской школы, согласно к-рой сущее может возникнуть либо из сущего, либо из несущего, но и то и другое невозможно, ибо в первом случае сущее уже существует, а во втором - нечто не может возникнуть из ничего. Никомахова этика 1176 b 19, 1170а 7 etc.), понимаемых как актуализация душевных свойств. Только после распространения всего аристотелевского корпуса оппозиция акта и потенции стала играть большую роль в зрелой схоластике, в частности в трудах Фомы Аквинского. В этике акт (энергия) служит определением «удовольствия» (Метафизика 1072 b 16, Никомахова этика 1147 b 23- 1175а 17) и родовым обозначением моральных актовпоступков (см. Учение Аристотеля об акте-потенции не оказывало явного влияния на средневековую мысль, пока были известны лишь его логические труды и «Категории», содержавшие учение о субстанции и акциденциях. Метафизика 1048а 30 - 1048 b 6): семя - человек в потенции, глыба мрамора - изваяние Гермеса и т. В психологии Аристотель определяет «душу» как акт - энергию (Метафизика 1043а 35 sq.) или энтелехию (О душе 412а 27) «тела, потенциально обладающего жизнью», причем в «акте» живого существа совпадают «формальная», «движущая» и «целевая» причины, жестко противопоставляемые «материальной» причине как «потенции». На христианскую традицию также повлиял греческий перевод Библии (Септуагинта), в котором «силы Бога» передаются словом (потенция). и П., с одной стороны, и формой и материей - с другой: согласно Аристотелю, материя есть чистая потенциальность, а форма, эйдос - актуальность (энергия, или энтелехия) вещи. «Понятие (актуально) имеет двоякий смысл и выражает отношение 1) процесса к потенции, 2) осуществленного бытия к материи» (Метафизика 1048 b 8). —действительность и возможность) — понятия философии Аристотеля, используемые им для разрешения противоречия между гераклитовским принципом абсолютного становления и учением Парменида, согласно которому бытие не может возникнуть ни из бытия, так как оно уже существовало бы до самого себя, ни из небытия, так как ничто не может возникнуть из ничего; согласно Аристотелю, становление есть переход из сущего потенциально (т. Их взаимодействие определяет собой мир становления (Прокл. В раннехристианской традиции неоплатоническую концепцию акта и потенции использовали Григорий Нисский и Августин в учении о Троице и Логосе (как Боге Слове), содержащим в вечности потенции вещей. Энергия (актуальность) характеризуется временным, онтологич. Т.о., видов актуализации оказывается столько же, сколько видов «движения», и понятие акта (энергии) в этом смысле совпадает с понятием движения (см. От акта (энергии) как процесса («актуализации», осуществления) Аристотель отличает энергию как осуществленность (актуальность) вещи - энтелехию: напр., процесс строительства дома и уже построенный дом представляют собой «актуализацию» и «актуальность» дома по отношению к его материи и потенции бытия - кирпичам. Понятия акта и потенции можно прояснить прежде всего через примеры с движением (Met. Однако движение дает только первое представление об акте, поскольку оно является незавершенным и прекращающимся при достижении цели процессом; от акта-движения отличается акт-энтелехия, завершенная деятельность (напр., видеть—значит уже увидеть; Met. Действительное сущее является причиной актуализации сущего в возможности; вечное движение небесных тел представляет собой чистый акт, хотя оно обладает потенцией к акцидентальным изменениям относительно места (Met. Причинно-следственная цепь приводит в конечном итоге к наивысшему акту, актуализирующему все потенции в универсуме—неподвижному перводвигателю, собственным актом которого является самопознание (Met. С помощью оппозиции актапотенции Аристотель решает различные проблемы физики, метафизики, антропологии, этики—такие, как различения субстанции души и ее действий («De anima», 418a), существование бесконечности (Phys. V 9, 6), который может действовать и в умном, и в чувственном мире ( ГУ 4, 36). о., в отличие от аристотелевской концепции, согласно которой Ум является чистым актом, неоплатоники говорили о наличии потенции в Уме; помимо оппозиции акт-потенция они ввели различение между совершенной потенцией актуального, позволяющей творящему проявлять свою активность, и несовершенной потенцией потенциального, позволяющей принимать эту активность. постулатом в концепции перводвигателя как чистой энергии (акта), актуализирующей все космич. Потенция есть способность вещи быть не тем, что она есть, в категории: 1) субстанции, 2) качества, 3) количества, 4) места, т. способность осуществлять соответственно «движение», или «процесс» а) возникновения - уничтожения, б) качеств, изменения, или «инаковения», в) роста - убыли и г) пространств, перемещения. Аристотель различает потенцию: (1) деятельную, (2) страдательную, (3) перехода в иное и (4) пребывания (Met. Потенцию в метафизическом смысле следует отличать от логической потенции (называемой в схоластике possibilitas) (Met. Понятия акта и потенции соотносятся с понятиями формы и материи (см. Однако потенцией обладает не любая материя, а только та, что содержит возможность возникновения в себе самой: так, не земля является потенцией человека, а семя (Met. Акт является первичным по отношению к потенции и по определению, и по субстанции, и в строгом смысле по времени (Met. Различное соотношение акта и потенции в вещах определяет их онтологическую иерархию. Учение Аристотеля об акте и потенции было принято неоплатониками, в значительной мере переосмыслившими его и соединившими с платоновским учением об идеях, которые рассматривались как потенции в мировом уме. согласно Плотину, вдеи существуют в единстве в космическом Уме в качестве универсальных категорий ( V, 8, 9), но каждая из них—индивидуальная потенция, потенциально отделимый эйдос (Enn. Метафизика 1072а 5; О небе 302а 8; О душе 415а 19), повторяя, т. В сфере природы этот принцип выражается формулой «человек рождает человека», или - в общем виде - «существующее актуально возникает из существующего потенциально под действием существующего актуально» (Метафизика 1032а 25, 1049b 24) и служит теоретич. спор о первичности «курицы или яйца» Аристотель безоговорочно решил бы в пользу «курицы».

/ De Generatione et Corruptione / / Meteorologica / ? / De mirabilibus auscultationibus ** / / Mechanica ** / / Problemata * / ? / De Virtutibus et Vitiis Libellus / / Politica / ?

Аристотель разработал иерархическую систему категорий, в которой основной была «сущность», или «субстанция», а остальные считались ее признаками. Стремясь к упрощению категориальной системы, Аристотель затем признал основными только три категории: сущность, состояние, отношение. Это было ответом на апорию элейцев, согласно которым сущее может возникнуть либо из сущего, либо из не-сущего, но и то и другое невозможно, ибо в первом случае сущее уже не существует, а во втором — нечто не может возникнуть из ничего, следовательно, возникновение или становление вообще невозможно и чувственный мир должен быть отнесен к царству «небытия». Тем самым Аристотель ввел в оборот философии' категории возможности и действительности, а это и есть потенция и акт. Бог как перводвигатель, как абсолютное начало всех начал. По утверждению Аристотеля, мировое движение есть цельный процесс: все его моменты взаимно обусловлены, что предполагает - единого двигателя. Далее, исходя из понятия причинности, он приходит к понятию о первой причине. А это так называемое космологическое доказательство бытия божия. Бог есть первая причина движения, начало всех начал. И в самом деле: ведь ряд причин не может быть бесконечным или безначальным. Есть причина, сама себя обусловливающая, ни от чего не зависящая: причина всех причин! Ведь ряд причин никогда бы не закончился, если не допустить абсолютного начала всякого движения. Этим началом является божество как общемировая сверхчувственная субстанция. Аристотель обосновал бытие божества усмотрением принципа благоустройства Космоса. Опускаясь в своих философских размышлениях из бездны Космоса к миру одушевленных существ, Аристотель считал, что душа, обладающая целеустремленностью, есть не что иное, как неотделимый от тела его организующий принцип, источник и способ регуляции организма, его объективно наблюдаемого поведения. Поэтому правы те, кто полагает, что душа не может существовать без тела, но сама она имматериальна, нетелесна. По Аристотелю, божество служит предметом высшего и наиболее совершенного познания, так как все знание направлено на форму и сущность, а бог есть чистая форма и первая сущность. То, благодаря чему мы живем, ощущаем и размышляем, — это душа, так что она есть некий смысл и форма, а не материя, не субстрат: «Именно душа придает смысл и цель жизни». Телу присуще жизненное состояние, образующее его упорядоченность и гармонию. отражение актуальной действительности всемирного и вечного Ума. Душа различает и познает сущее, но она «немало времени проводит в ошибках». «Добиться о душе чего-нибудь достоверного во всех отношениях безусловно труднее всего»Теория познания и логика. Основание опыта — в ощущениях, в памяти и привычке. Любое знание начинается с ощущений: оно есть то, что способно принимать форму чувственно воспринимаемых, предметов без их материи. Нельзя приобрести научное знание лишь с помощью ощущений и восприятий в силу преходящего и изменчивого характера всех вещей. Формами истинно научного знания являются понятия, постигающие сущность вещи. Детально и глубоко разработав теорию познания, Аристотель создал труд по логике, который сохраняет свое непреходящее значение и поныне. Здесь он разработал теорию мышления и его формы, понятия, суждения, умозаключения и т.д. Аристотель разработал учение о силлогизмах, в котором рассматриваются всевозможные виды умозаключений в процессе рассуждений. Согласно Аристотелю, государство требует от гражданина определенных добродетелей, без которых человек не может осуществлять свои гражданские права и быть полезным обществу: добродетельно то, что служит интересам общества, что укрепляет социальный порядок. Он разделял добродетели на интеллектуальные и волевые — добродетели характера. Говоря о характере, мы не назовем кого-либо мудрым или разумным, а кротким или умеренным. Решающее значение имеют интеллектуальные добродетели: мудрость, разумная деятельность, благоразумие, в них человек проявляет себя как одаренное разумом существо. Такие добродетели приобретаются путем усвоения знаний и опыта предшествующих поколений и проявляются в разумной деятельности. Счастье человека, по Аристотелю, — это энергия завершенной жизни сообразно завершенной доблести. Нельзя считать счастливым человека с «рабским образом мышления». Этические свойства не даются людям от природы, хотя они и не могут возникнуть независимо от нее. Природа дает возможность стать добродетельным, но эта возможность формируется и осуществляется лишь в деятельности: творя справедливое, человек становится справедливым, действуя умеренно — он становится умеренным; поступая мужественно — мужественным. Сущность добродетели состоит в сочетании щедрости и умеренности. Общим принципом этического учения мыслителя является стремление найти среднюю линию поведения. Исключительное место в этом учении занимает идея справедливости: справедливым можно быть лишь по отношению к другому, а забота о другом в свою очередь есть проявление заботы об обществе. Осуществив грандиозное обобщение социального и политического опыта эллинов, Аристотель разработал оригинальное социально-философское учение. При исследовании социально-политической жизни он исходил из принципа: «Как и всюду, наилучший способ теоретического построения состоял бы в рассмотрении первичного образования предметов». Таким «образованием» он считал естественное стремление людей к совместной жизни и к политическому общению. По Аристотелю, человек — политическое существо, т.е. социальное, и он несет в себе инстинктивное стремление к «совместному сожительству» (Аристотель еще не отделял идею общества от идеи государства). Человека отличает способность к интеллектуальной и нравственной жизни. Только человек способен к восприятию таких понятий, как добро и зло, справедливость и несправедливость. Первым результатом социальной жизни он считал образование семьи — муж и жена, родители и дети... Потребность во взаимном обмене привела к общению семей и селений. Отождествив общество с государством, Аристотель был вынужден заняться поисками элементов государства. Он понимал зависимость целей, .интересов и характера деятельности людей от их имущественного положения и использовал этот критерий при характеристике различных слоев общества. По мысли Аристотеля, бедные и богатые «оказываются в государстве элементами, диаметрально противоположными друг другу, так что в зависимости от перевеса того или иного из элементов устанавливается и соответствующая форма государственного строя». Он выделил три главных слоя граждан: очень зажиточных, крайне неимущих и средних, стоящих между теми и другими. Аристотель враждебно относился к первым двум социальным группам. Он считал, что в основе жизни людей, обладающих чрезмерным богатством, лежит противоестественный род наживы имущества. В этом, по Аристотелю, проявляется не стремление к «благой жизни», а лишь стремление к жизни вообще. Поскольку жажда жизни неуемна, то неуемно и стремление к средствам утоления этой жажды. Ставя все на службу чрезмерной личной наживы, «люди первой категории» попирают .ногами общественные традиции и законы. Стремясь к власти, они сами не могут подчиняться, нарушая этим спокойствие государственной жизни. Почти все они высокомерны и надменны, склонны к роскоши и хвастовству. Государство же создается не ради того, чтобы жить вообще, но преимущественно для того, чтобы жить счастливо. Согласно Аристотелю, государство возникает только тогда, когда создается общение ради благой жизни между семействами и родами, ради совершенной и достаточной для самой себя жизни. Совершенством же человека предполагается совершенный гражданин, а совершенством гражданина в свою очередь — совершенность государства. При этом природа государства стоит «впереди» семьи и индивида. Эта глубокая идея характеризуется так: совершенство гражданина обусловливается качеством общества, которому он принадлежит: кто желает создать совершенных людей, должен создать совершенных граждан, а кто хочет создать совершенных граждан, должен создать совершенное государство. Будучи сторонником рабовладельческой системы, Аристотель тесно связывает рабство с вопросом собственности: в самой сути вещей коренится порядок, в силу которого уже с момента рождения некоторые существа предназначены к подчинению, другие же — к властвованию. Это общий закон природы — ему подчинены и одушевленные существа. По Аристотелю, кто по природе принадлежит не самому себе, а другому и при этом все-таки человек, тот по своей природе раб.

: Философия Аристотеля и учение Платона Разделы философии Аристотеля Логика Аристотеля - кратко Метафизика Аристотеля Физика Аристотеля - кратко Аристотель о душе Аристотель о природе Этика Аристотеля Политическая философия Аристотеля "Поэтическая философия" Аристотеля Подробнее - см. в статьях Философия Платона и Аристотеля, Платон и Аристотель – сравнение, Критика Платона Аристотелем Непосредственным предшественником философии Аристотеля было учение Платона, однако их сразу разделило важнейшее теоретическое отличие. По системе Платона, общие понятия нашего сознания (идеи) имеют самостоятельно существование вне призрачного мира материальных вещей. в отдельных статьях Логика Аристотеля и Логика Аристотеля – кратко В основу философской логики Аристотель кладёт ряд «категорий» – наиболее общих понятий, обозначающих самые общие характеристики бытия. По Аристотелю же, идеи неотделимы от вещей и имеют свое бытие в них. Поэтическая философия: трактаты Аристотеля о поэзии и риторике. Их перечень и число различны в разных его сочинениях. Аристотель полагает, что идея и реальное явление существуют не отдельно друг от друга, а в неразрывном сочетании. Согласно философии Платона, источник истинного знания – в воспоминаниях о мире идей, который душа созерцала до своего «телесного рождения». Чаще всего он называет десять категорий: сущность, качество, количество, отношение, место, время, положение, обладание, действие, страдание. Но Аристотель считает, что никакого особого мира идей нет, и в начале жизни душа подобна чистой вощёной дощечке для письма (tabula rasa), на которой ещё ничего не начертано. Категория сущности – то есть, ответ на вопрос, чем именно является тот или иной предмет (человеком, лошадью, деревом, камнем и т. Из сочетания различных категорий создаются сложные высказывания, которые логика Аристотеля делит на четыре вида общеутвердительные, общеотрицательные, частноутвердительные и частноотрицательные. Затем она постепенно заполняется «отпечатками», приобретаемыми из опыта. Высказывания могут обладать различными типами модальности (возможность и невозможность, случайность и необходимость). В своей философской логике Аристотель подробно разбирает различные виды силлогизма, различая в нём три фигуры с 16 модусами каждая. Аристотель, в отличие от Платона, убеждён, что мир явлений не есть «ложный призрак», а обладает подлинной реальностью и содержит в себе истину. Чтобы содержать в себе истину, они должны подчиняться законам логического мышления (закону тождества, закону исключения противоречия, закону исключённого третьего). Силлогизмы могут давать как общие, так и частные выводы. Получая от него простые чувственные впечатления, душа при помощи индукции переходит к более сложным общим понятиям. Высказывания тоже могут сочетаться, образуя силлогизмы с новыми логическими выводами. Он излагает правила диалога, который следует вести посредством топов, и вскрывает недостатки отдельных их видов. также статьи Метафизика Аристотеля – кратко и Критика метафизики Аристотеля Главное содержание метафизики («первой философии») Аристотеля сводится к критике платоновского учения об обособленности мира идей от мира вещей. В соответствии со всеми этими взглядами, эмпирическое исследование, маловажное для Платона, делается у Аристотеля краеугольной основой философии. Понятие «движения» Аристотель толкует весьма широко, понимая его как . Практическая философия – учение о принципах человеческой жизни и деятельности. Аристотель доказывает, что «идея» – лишь конкретная форма материи, которую последняя приобретает при помощи «движения» (то есть, любого изменения). Платон считает путем к истинному знанию диалектику понятий, Аристотель – рациональную логику. «Первую философию» – учение об основах истинного бытия. Материя и форма нераздельны, они не могут существовать друг без друга. Эта отрасль знания образует краеугольный камень его философии. В своде сочинений Аристотеля «первая философия» была размещена после его сочинений по физике и из-за этого чисто случайного обстоятельства получила название «метафизики», получившее затем у философов гораздо более важный смысл. В природе нет ни чистой, бесформенной материи, ни нематериальной, неовеществлённой идеи. Аристотель разработал её в такой полноте, что впоследствии к ней не было сделано почти никаких дополнений. в статьях Сочинения Аристотеля и Труды Аристотеля Учение Аристотеля чаще всего подразделяют на четыре раздела. Логика (излагается в группе трудов, получивших общее название «Органон»). Материя каждого предмета содержит в себе возможность (потенцию) его существования, а форма даёт этой возможности осуществление. Материи всегда присуще внутреннее (а не получаемое извне) стремление воплотить содержащиеся в ней возможности – получить тот или иной конкретно-предметный вид. Эта присущая материи внутренняя тяга к «оформлению» в философии Аристотеля именуется . В некоторых сочинениях Аристотеля учение о материи и форме получает расширенную трактовку. Понятие «формы» рассматривается там с трёх различных сторон: не только как идея предмета «в настоящем времени», но и как совокупность возможностей, которые могут реализоваться из неё в будущем, а также как итог некоего создавшего её творческого акта. Таким образом, получается, что реальная вещь, с учётом ещё и её материи, имеет не два, а целых четыре основополагающих начала – «четыре причины», по выражению самого Аристотеля. Голова Статуи работы Лисиппа Любой переход возможности в действительность, в осуществление, по философии Аристотелю, есть движение. Благодаря порождаемому энтелехией движению, из простых материальных форм создаются всё более и более сложные, постепенно восходя к первоисточнику всякого движения – «Первому двигателю», Богу. Бог есть «форма форм» – чистое мышление, чьим предметом может быть только высочайшее и совершеннейшее, то есть только он сам. Мышление Бога о самом себе не сопровождается никаким развитием, ибо он – законченная «высшая форма», последняя ступень совершенства, которую уже невозможно превзойти. Деятельность Бога, таким образом, состоит лишь в блаженном теоретическом самосозерцании, без практических актов. Он является не столько источником, сколько конечной целью природного движения, которое создается не его собственным деятельным усилием, а лежащей внутри материальных вещей тягой обрести более высокую идею и тем самым приобщиться к красоте и блаженству Божественного Разума. В философии Аристотеля Вселенная стремится к Божеству, но оно само относится к этому стремлению бездейственно. Важно, что как никакая форма не может существовать без материи, так, по мнению Аристотеля, и Бог не может существовать без материального мира. в отдельных статьях Физика Аристотеля и Физика Аристотеля – кратко Аристотель признаёт четыре первоначальные «стихии», образуемые четырьмя возможными сочетаниями двух главных материальных противоположностей: холода – тепла и сухости – влажности. Стихия теплая и сухая – огонь; теплая и влажная ­– воздух; холодная и влажная – вода; холодная и сухая – земля. По его мнению, огню и воздуху просто изначально свойственно стремление вверх, а воде и земле – вниз. Путём этого своего разнонаправленного движения стихии смешиваются, порождая всё многообразие предметов и мира. Вселенная Аристотеля Земля и Вселенная, по Аристотелю, имеют форму шаров. Вселенная ограничена небом, образованным из пятой, божественной, вечной и неизменной стихии – эфира. Одна из них, звездное небо, искони пребывает в совершеннейшем виде движения – круговом. Расположенные на ней звёзды – вечные, блаженные, живые существа, которые по своей организации неизмеримо превосходят человека. На других небесных сферах находятся планеты (включая Солнце и Луну), чей ранг ниже звёздного. Наглядно это подтверждается тем, что движение планет не чисто круговое. в статье Учение Аристотеля о душе Все живые существа земли обладают собственной энтелехией – душой. Их орбиты имеют не совсем правильное, косое положение. Аристотель в своей философии подразделяет души на три вида: питающаяся (растительная), чувствующая (животная), и разумная (человеческая). Как любая форма не может существовать без материи, так и душа не имеет бытия без тела. Впрочем, последнее утверждение Аристотель, судя по всему, относил лишь к первым двум видам души, а третью, разумную, её сторону, сопричастную Богу, он в некоторых отрывках признаёт бессмертной. Человеческую волю Аристотель решительно полагает свободной. Вследствие вечного стремления материи ко всё более совершенному «оформлению» неорганический мир мало-помалу переходит в органический, а растительное царство – в животное. Таким образом, вся природа составляет одно целое, и жизнь, развиваясь вся ярче, достигает высшей ступени совершенства в человеке. Все эти «эволюционные» идеи подробно развиваются в научно-философских трактатах Аристотеля «О животных», «О душе» и др. в отдельной статье Этика Аристотеля – кратко Добродетель состоит не в к доброму, сделав её постоянным качеством воли. Суть добра – в господстве разумного элемента души над чувственными страстями. Истинное этическое поведение состоит в том, чтобы занимать разумную средину между противоположными крайностями, которые и есть пороки. Без добродетели невозможно счастье, составляющее цель жизни. Аристотель признаёт важность наслаждения, но считает высшей его разновидностью чувство довольства, вызываемое в человеке сознанием, что его поступки нравственны и хороши. в статье Аристотель «Политика» – краткое содержание В философии Аристотеля государство признаётся высочайшей целью нравственной деятельности человека. Муж и жена состоят в свободном нравственном союзе, которым должен руководить мужчина, но так, чтобы и женщина не теряла при этом бытовой свободы. Добродетель является совокупностью целого ряда нравственных качеств. Власть отца над детьми должна быть шире, чем над женой. Каждый класс людей имеет свои особые этические обязанности, но некоторые из них – в первую очередь, справедливость – являются долгом всех. Рабам Аристотель вменяет в обязанность беспрекословно повиноваться господину. Истинная нравственность теснейшим образом связана с идеей блага государства, потому Аристотель считает этическую философию очень близкой к общественной – «политике». То, что греки держат варваров в рабстве, справедливо, ибо дикие племена являются существами низшей природы. Отношение между ними и эллинами – то же, что между телом и духом. Семьи, размножаясь, образуют общину, а из соединения ряда общин возникает государство. Счастье же основано на добродетели, поэтому первой задачей государства следует признать обязанность делать своих граждан добродетельными людьми. Таким образом, государство – союз людей для общей нравственной деятельности с целью выработки совершенного устройства жизни. Аристотель полагает, что это совершенное устройство не должно основываться на крайнем идеализме, как в «Государстве» Платона. В своей «Политике» Аристотель отстаивает те же средние, умеренные принципы, что и в «Этике». Он отвергает призывы Платона к общности женщин и имуществ, отстаивает семью и частную собственность, лишь с некоторым государственным вмешательством в экономические отношения и в дело воспитания юношества. Поэтому полноправных граждан следует освободить от физической работы, переложив её на рабов и неполноправных метеков. В трактате «Политика» Аристотель даёт также обзор форм государственного правления, сводя их к трём: монархии (правление одного лица), аристократии (правление немногих лиц) и демократии (общенародное правление; законную, умеренную демократию Аристотель чаще именует «политией»). Каждая из этих трёх политических форм имеет свои преимущества и недостатки. Когда последние получают преобладание над первыми, три возможных формы государства переходят в свои «испорченные» разновидности – тиранию, олигархию и охлократию (власть буйной толпы). Аристотель затрудняется отдать ясное предпочтение одному из трёх типов государственности, ратуя лишь за то, чтобы они не впадали в испорченность. Согласно Аристотелю, трагедия должна возбуждать в зрителях чувства ужаса и сострадания, чтобы путём сильных впечатлений производить (очищение) души. Наилучшим ему кажется некое сочетание аристократии с демократической политией, где власть принадлежит не тёмным низам, а разумному среднему сословию. В греческих пьесах действие обычно охватывало краткий период времени. Разделяя общегреческий взгляд, Аристотель считает наилучшим небольшое по размеру государство – ограничиваемое одним городом и соседней с ним областью, где все граждане знают друг друга. Это обстоятельство склонило Аристотеля проповедовать необходимость «трех драматургических единств» – времени, места и действия. В Новое время теория аристотелевская «трёх единств» легла в основу искусства классического стиля, однако в европейском театре он господствовал не всегда, а лишь время от времени. Читайте также статьи Философия Иоанна Скота Эриугены, Философия Фомы Аквинского - кратко, Философия Джордано Бруно, Томмазо Кампанелла, Якоб Бёме, Философия Фрэнсиса Бэкона – кратко, Философия Декарта – кратко, Философия Паскаля – кратко, Философия Спинозы – кратко, Философия Томаса Гоббса – кратко, Джон Локк – кратко, Философия Лейбница – кратко, Философия Беркли – кратко, Философия Просвещения - кратко, Философия Канта – кратко, Философия Фихте – кратко, Философия Шеллинга – кратко, Философия Гегеля - кратко, Философия Шопенгауэра – кратко, Философия Фейербаха – кратко, Философия Огюста Конта – кратко, Философия Ницше – кратко Уважаемые гости! Если вам понравился наш проект, вы можете поддержать его небольшой суммой денег через расположенную ниже форму. Ваше пожертвование позволит нам перевести сайт на более качественный сервер и привлечь одного-двух сотрудников для более быстрого размещения имеющейся у нас массы исторических, философских и литературных материалов. Переводы лучше делать через карту, а не Яндекс-деньгами.

Основополагающие философские и богословские категории, обнаруживаемые уже в первых попытках познания Бога, мира и человека в культуре разных народов. actus et potentia (акт и потенция), одно из ключевых выражений средневек. словосочетания ἐνέργεια καὶ δύναμις, действительность (действие) и возможность. философии проблема движения вообще не решена, о чем свидетельствуют апории Зенона Китийского. связана с учением Аристотеля, к-рый считал, что: 1) выдвинутое платониками объяснение происхождения вещей по «причастности» идеям неудовлетворительно, а концепция материи как «восприемницы» идей не объясняет в полной мере движение вещей; 2) в греч. В «Метафизике» он рассматривает δύναμις в качестве возможности и способности к движению, изменению и «претерпеванию» как вещей, так и одушевленных существ; с последними это может происходить «согласно [своему] выбору» (. Аристотель развивает учение о возможности и способности, трактует ἐνέργεια в смысле осуществленности сущего, противопоставляя его «сущему в возможности» (Ibid. По Аристотелю, движение и изменение вещей, за исключением воздействия на них извне, обусловлено заключенной в самих вещах «энергией», пребывающей либо в состоянии действия (ἐνέργεια), либо в состоянии возможности действия (δύναμις). В «первой философии» (теологии) возникновение, развитие и движение вещей Аристотель связывал с пониманием Бога как «вечной сущности», «формы форм», «неподвижного двигателя» - причины и источника движения (Ibid. вместе с учением о форме и материи, сущности и осуществлении (энтелехия) стала важнейшим конструктивным элементом всей аристотелевской философии. оказались распределенными между формой и материей: действие (действительность) присуще форме (сущности и сути бытия), возможность - материи, что, по мысли Аристотеля, не разъединяет, а объединяет вещь, ибо «существующее в возможности и существующее в действительности в известном смысле - одно, так что здесь нет никакой другой причины единства, кроме разве того, что оказывается вызвавшим движение из состояния возможности в состояние действительности» (Ibid. 1045b 20); при этом разделение материи на «последнюю», к-рая соединена с формой, и «первую», к-рая лишена формы, позволяет Аристотелю понимать «первую» одновременно в качестве возможности и лишенности формы (близко к учению Платона о небытии), особой бескачественной и нетварной реальности, из к-рой с помощью божественных форм возник мир,- что вполне соответствовало философским представлениям античности об отношении Бога к материи. В философии природы движение рассматривается Аристотелем подробно в связи с категориями В. «причинами»: целевой (учение об энтелехии) и движущей, посредством к-рой осуществляется переход от возможности к действительности. В психологии и теории познания Аристотеля учение о разумной душе как месте пребывания форм дополнено важным положением, что душа «имеет формы не в действительности, а в возможности» (. 3), времени, а также относительно сущности, качества, количества, места. В «Логике» Аристотель отмечает, что «действительность первее возможности», и рассматривает действительность без возможности, действительность с возможностью и возможность без действительности (. Афинагор Афинский в «Прошении о христианах» писал: «Сын Божий есть Слово Отца, как Его идея и действенная сила (ἐν ἰδέᾳ καὶ ἐνεργείᾳ), ибо по Нему и чрез Него все сотворено, потому что Отец и Сын суть одно» (. I 2) рассматривал вопрос о сущности Отца и Сына в связи с учением о «силе и действии» Бога (на ошибочность его экстраполяции понятий δύναμις - ἐνέργεια на отношения Отца и Сына указывали В. авторов, отцов и учителей Церкви, писавших на греч. За редким исключением, обсуждение этих категорий на Востоке имело отношение к проблеме «единосущия», а начиная с великих каппадокийцев,- к вопросу о сущности Бога и Его нетварных энергиях. В «Политике» гос-во «существует ради прекрасной деятельности, а не просто ради совместного жительства» (Pol. В «Поэтике» поэзия потому «философичнее истории», что она говорит о том, что могло быть, о возможном (соответственно - общем), в то время как история описывает то, что было (единичное) (. писателя понимания этих терминов, порой близкого к аристотелевскому толкованию В. Триада «сущность, действие и сила», образуя систему связанных между собой категорий, занимает важное место в творениях раннехрист. Эта терминология независимо от отношения к наследию аристотелизма и аутентичности ее восприятия оказала существенное влияние на развитие всей европ. Термины ἐνέργεια и δύναμις приобрели новый смысл в учении о Св. Троицы, о единосущии Бога, различении сущности и энергии и др., что, однако, не исключало сохранения у того или иного христ. В античной философии после Аристотеля термины «возможность» и «действительность» встречаются в стоицизме и играют важную роль в философии Плотина, к-рый не только различает силу (δύναμις) и энергию (ἐνέργεια), «энергию сущности» и энергию, истекающую от сущности, но и строит на этом различии отношения между Единым, «совершеннейшим существом», и Умом. выше самой субстанции, или сущности; оно есть только потенция, то есть всемогущая причина всего существующего, и уже рожденное им (второе начало) есть это все существующее» (. Термин ἐνέργεια в зависимости от контекста стал пониматься как действие (акт), деятельность, действительность, энергия; термин δύναμις - как сила, способность, возможность (потенция). в сравнении с античной философией и языческой религией представлениями о Боге, Его непостижимости, Его отношении к человеку, миру и материи. В отношении к материи проблема «потенции и энергии» Плотином рассматривается в одноименном трактате (Ibid. Универсальный характер аристотелевской формулы ἐνέργεια καὶ δύναμις, богатство и разнообразие ее функций обусловили многозначность используемых в ней терминов. языки аристотелевские термины закрепляли за собой одно из множества изначально присущих им значений или получали новый смысл, связанный с иной религ. Употребление терминов ἐνέργεια и δύναμις было обусловлено принципиально др. Кизика, к-рый учил, что различия свойств (действований) Лиц Св. Василий Великий писал о Боге, что к нам «нисходят Его энергии, а его сущность остается недоступной» (. В «Ареопагитиках» отмечается, что «все небесные умы в соответствии с надмирным своим значением разделяются на три: сущность, силу и действие (εἰς οὐσίαν καὶ δύναμιν καὶ ἐνέργειαν)» (Areop. Нисский, в работе «Об устроении человека» употреблял понятия «сущность», «действие» и «сила» при обсуждении натурфилософской медицинской и психологической проблематики и разделял характерное для каппадокийцев представление о причастности твари к Божественной сущности не непосредственно, а через энергии. Он утверждал, что «действие соединено с силой, сила - с субстанцией: ведь и действие от силы, и сила от субстанции и в субстанции» (. «О природе человека» рассматривал учение Аристотеля о душе и уме и, рассуждая о мировых стихиях, использовал термины «сущность» (субстанция), «действие» и «сила». Максим Исповедник в «Главах о богословии и о домостроительстве Воплощения Сына Божия», обсуждая тему триады «сущность, сила, действие» и ее отношение к учению о Боге, отмечает, что Бог «не есть сущность», «не есть возможность», «не есть сила», и делает следующий вывод: «Бог есть творческая причина сущности, силы и действия, то есть начала, середины и конца» (. Концепция акта и потенции и производных понятий использовалась и др. «Путеводитель души к Богу» проблему акта и потенции он трактовал как необходимую в восхождении к знанию о Боге и к созерцанию Св. Иоанн Дунс Скот разделял учение о понимании Бога как actus purus, но материю считал «потенциальным бытием», некой изначальной сущностью, к-рая «имеет идею в Боге». Одна из тщательных философско-богословских разработок проблемы акта и потенции на почве католицизма принадлежит Николаю Кузанскому. Иоанн Дамаскин в «Диалектике» неоднократно затрагивал тему В. Сигер Брабантский, противник Фомы по вопросу о происхождении материи, в борьбе с ним пользовался той же концепцией акта и потенции, но в трактовке араб. Мистик и визионер Бонавентура отвергал учение о вечности материи; в кн. и д.; все изначально в «свернутом виде» пребывает в Боге (Там же. 349, 365) и «развертывается» в Божественном акте творения. мировоззрения - тему творения и отношения Бога к миру, включена Фомой в иной в сравнении с Аристотелем философско-богословский контекст; хотя форму он связывает с актом (действительностью), а материю - с потенцией (возможностью), материя у Фомы в отличие от Аристотеля представляет собой реальность, сотворенную Богом, соответственно и потенция обусловлена creatio ex nihilo. стороны, понятие акта приобретает дополнительный смысл в связи с учением Фомы об универсалиях. 29) и абсолютную простоту, он в определении Бога соединял 2 «совечных» свойства - В. По Николаю Кузанскому, Божественная полнота должна пониматься как единство абсолютной В. Проблема акта и потенции, затрагивающая центральный вопрос христ. 353-364), Николай Кузанский объяснял творение «развертыванием»; это могло бы дать повод для упреков его в пантеизме, но «формы существуют актуально только в Слове, как само это Слово» (Там же. 127), и соответственно мир творится из ничего Словом Божиим. В «Точном изложении православной веры» он называл ἐνέργεια «все способности» (познавательные и жизненные, естественные и искусственные), утверждал единство сущности и энергии («чего сущность одна и та же, того одна та же и энергия» - . II 23) и рассматривал вопрос об Ипостаси применительно к данному рассуждению. Симеон Новый Богослов называл Бога «сущностью пресущественной», «неведомой и Ангелам»; «бытие» Его познаваемо только «из действий» Его ( Из христ. Бэкона о деятельном (intellectus agens) и возможном интеллекте (intellectus possibilis) и др. богословия Фомы Аквинского, испытавшего сильное влияние Аристотеля, характерно: 1) понимание Бога как «чистого акта» без примеси потенциальности (. д., а также в качестве аргумента для доказательства бытия Божия. Кентерберийского, о возможности (способности) собственной и несобственной, Альберта Великого, Иоанна Дунса Скота, Р. и д., в качестве схемы для построений в онтологии, теории познания, психологии, антропологии, этике и т. философии и богословии, в учениях Ансельма, архиеп. 3), и 2) использование учения об акте и потенции, В. Декарт в учении о Боге отмечал, что «Он такая сущность, которая не может не существовать вечно», и как причина Самого Себя есть «необъятная реальная потенция» (С. язык Боэцием) и связанные с ней учения получают в средневек. Гассенди в работе «Парадоксальные упражнения против аристотеликов…» подвергал резкой критике учение Аристотеля о В. Однако особое значение аристотелевская терминология (переведенная на лат. Спиноза, напротив, склонный к употреблению схоластической терминологии, охотно пользовался этими терминами в «Этике». в связи с вопросом о свободе и причинах действия (С. в «монадологии» и в учении о предустановленной гармонии, проводил соответствие между возможностью и мыслимостью вещей в Божественном разуме, полагал, что отсутствие логического противоречия в возможном предмете является достаточным основанием для его существования, действительности. 293); особое значение для Канта имело проводимое им различие между логической возможностью, связанной с непротиворечивостью мыслимого предмета, и реальной возможностью, логическим и реальным основанием существования. в качестве априорных категорий рассудка, различал формальную возможность от материальной: 1-я связана с формальными условиями опыта как единства чувственных созерцаний и рассудка, 2-я предполагает наличие «материи» опыта, того, что воздействует на нас; по этой причине Кант критиковал учение об «абсолютной возможности» (С. 404-405) или космологической проблематике, связанной с образованием материи (Система мировых эпох. Шеллинга акт и потенция отделены друг от друга, к числу существенных принадлежит его высказывание, что «вся внутренняя связь трансцендентальной философии покоится только на постепенном потенцировании самосозерцания, от первой и простейшей потенции в самосознании до высшей, эстетической» (С. Учение о потенцировании составляет стержень большинства сочинений Шеллинга, идет ли речь о понимании Бога (С. 186-198), объяснял действительность как единство сущности и существования (Энциклопедия философских наук. в качестве диалектических категорий абсолютной идеи (С. Категории «возможность» и «действительность» у Гегеля представляют собой промежуточные звенья на пути к «понятию», к-рое содержит в себе все богатство определений. философии попытку вдохнуть новую жизнь в древние термины предпринял Э. По Гуссерлю, «в каждой актуальности имплицитно содержатся ее потенциальности, которые представляют собой не пустые, но заранее очерченные в своем содержании возможности…» (Картезианские размышления. 312), а возможность - в виде абстрактного момента действительности. Шелер перенес концепцию actus purus на человека, понимал человеческий дух как более широкое образование, нежели личность, и следующим образом определял его: «...дух есть единственное бытие, которое не может само стать предметом, и он есть чистая беспримесная актуальность, его бытие состоит лишь в свободном осуществлении его актов» (Положение человека в космосе. «Бог живет, потому что Он есть основание жизни» (С. Но в Боге как Боге нет никакого различия между потенциальностью и актуальностью». Хайдеггер в ряде работ обращал внимание на ошибочность традиц. Тиллих в «Систематическом богословии» писал: «Жизнь - это актуальность бытия или, точнее, это процесс, в котором потенциальное становится бытием актуальным. терминов ἐνέργεια καὶ δύναμις и на крайне отрицательные последствия этого перевода для зап. римляне перевели как actus, и одним ударом по этой причине греческий мир оказался погребенным» (Vom Wesen... почву была истолкована по схеме «причина и следствие»; характерное для Аристотеля единство силы и энергии уступило место их противоположности и оформилось в представление о 2 разных реальностях, одна из к-рых обязательно должна предшествовать во времени другой. По весьма убедительной аргументации Хайдеггера, аристотелевская концепция с перенесением ее на лат. Сартра человеческое бытие в его целостности и единстве понимается только в отношении к возможности. Блоха понятие «еще-не-бытия» (Noch-Nicht-Sein) как выражение бесконечно становящейся жизни получает смысл в связи с учением о возможности как силы, постоянно преодолевающей действительность настоящего. (перевод actio словом «акция» в значении «действие» можно обнаружить в «Духовном регламенте»), однако в качестве философского и богословского термина оно употребляется, по-видимому, только в XIX в. 73) и распространял ее на понимание Высочайшего Существа: «Представлять Божество когда-нибудь недействующим - значило бы разрушать самое понятие Божества» (Там же). Голубинский в работе «Лекции Философии: Онтология», рассматривая проблему бытия, приходил к следующей формуле: «бытие есть действование силы или сил» (С. Соловьёв в ранней работе «Кризис западной философии» писал, что μή ὄν Платона вполне однозначно δύναμις Аристотеля (С. В «Философских началах цельного знания» Соловьёв развивал концепцию «абсолютно сущего» (Бога) на основе учения об акте и потенции, создал сложную и разветвленную систему религиозно-философских категорий, ориентированных на учение о Св. Это усиливает дуализм Аристотеля, поскольку материя становится самостоятельным существом и субъектом наряду с разумом» (С. В одной из последних работ, «Теоретическая философия», Соловьёв вернулся к обсуждению этой темы, но теперь в связи с «понятием души как потенции». «Учение о Логосе…» он справедливо отмечал, что у Аристотеля «к понятию потенции, мощи, примешивается представление о стремлении, волевом влечении. и д., потенции и идеальной действительности (энергии) при построении теории «вселенского сознания» (О природе человеческого сознания // Собр. Трубецкой в своих исторических и теоретических работах уделял этой проблеме специальное внимание: в кн. Розанов, переводивший Аристотеля и испытавший его влияние, в своей первой большой работе «О понимании» проблему потенции рассматривал в качестве одной из главных в науке о бытии и предлагал типологию потенциальности, к-рая включает: 1) материально-определенные потенции; 2) материально-неопределенные потенции; 3) идеально-неопределенные потенции; 4) идеально-определенные потенции; 5) предыдеальные потенции (С. Неоднократно возвращаясь к этой теме, Розанов намеревался написать специальную работу «О потенциальности», однако замысел этот остался неосуществленным. Осаждаясь как бы в некой влаге, объемлющей мироздание, оно реет образами прозреваемых гением миров» (По звездам. «Спорады», принимая платоно-аристотелевскую концепцию видимой и невидимой Божественной действительности, писал, что наша «действительность - кристаллизация возможного. «Явление и смысл» писал, что «в потоке сознания совершается постоянный переход из состояния потенциальности в состояние актуальности, и это принадлежит к сущности сознания…» (С. Франк: рассуждая о трансцендентности и имманентности предмета знания в его отношении к бытию, он писал, что сознание есть «поток актуальных переживаний как таковых», но вместе с тем в его состав входят и «все содержания, потенциально доступные сознанию», и «в этом смысле сознание объемлет все бытие без изъяна» (С. «Интенциональный психический акт сознавания», по мысли Н. Лосского, является необходимым условием сознания и соответственно знания о предмете (С. «Свет Невечерний» использовал аристотелевское учение об акте и потенции (в его новоевроп. Он писал: «Сотворение мира в Начале, то есть в Софии, или на ее основе, приходится поэтому мыслить как обособление ее потенциальности от вечной ее же актуальности, чем и создается время с временным процессом: актуализация потенций софийности и составляет содержание этого процесса» (С. В поздней работе «Философия имени» концепция δύναμις - ἐνέργεια у Булгакова оказывается определяющей для понимания слова-имени, и в особенности Имени Божия (С. Флоренский пишет: «Останавливая свою безбрежную кипучесть, мысль тем самым осознает себя как останавливающую, то есть обретает в этом потоке нечто твердое, нечто неподвижное; но неподвижное это - не внешне ей, а есть ее же собственная деятельность, подвижная неподвижность ее собственного акта, живое усилие и силовое напряжение» (У водоразделов мысли. 21-22) и описывал фактическое положение человека в мире в категориях «потенциальной» и «актуальной религиозности». Павел Флоренский дает характеристику понятия «термин», в к-рой в неявной форме содержится описание акта мысли, близкое определению выражения ἐνέργεια καὶ δύναμις Хайдеггера. 447-458), дал интерпретирующий перевод трактата Плотина «О потенции и энергии» и его толкование. 446), подробно рассматривал отношения между потенцией и энергией (С. 579), выделял 2 основных значения понятия «потенция» - способность и возможность (С. Тема отношения сущности и энергии возникает при исследовании проблемы имяславия в рус. Гумбольдта, что язык есть не ἔργον (завершенное действие), а ἐνέργεια (деятельность), принимали Флоренский, Шпет, Лосев, Булгаков. и д., акта и потенции, сущности и энергии обсуждалась в трудах С. Он писал: «Философская концепция Бога как чистого акта не может допустить чего-то, что было бы Богом и не было самой сущностью Бога» (С. С этих позиций Лосский выступал и против «основной ошибки» Булгакова, «видевшего в энергии Премудрости (Софии), которую он отождествлял с сущностью, само начало Божества» (Там же. Лосский в «Очерке мистического богословия Восточной Церкви» критиковал в связи с исихастской проблематикой характерное для схоластики и ее последователей представление о Боге как actus purus.